dmitrik: (Нафаня)
На самом деле Роберт Гэлбрайт — это псевдоним Джоан нашей, сами понимаете, Роулинг. Она хотела писать детективы так, чтобы их судьба не определялась ее звездным именем, но какая-то там жена какого-то адвоката какой-то компании, представлявшей интересы Джоан (уже, естественно, нет, и компания до сих пор отмывается от позора), слила имя истинного автора прессе. Вряд ли это прибавило счастья Джоан, но тиражи повысило радикально, и вообще я сам без этого всего про Роберта Гэлбрайта точно не узнал бы.

На данный момент выпущено три романа, но третий только-только и на русский он пока не переведен. А впечатления от первых двух у меня вполне есть. Но надо понимать, что я не эксперт в детективах и сравнивать мне особо не с чем.

Первый роман — «Зов кукушки». Всё отлично, прочел с удовольствием, добротный такой сыщик, клевая помощница, запутанное дело, вот это всё. И хотелось еще почитать. Мне видится, что это роману в плюс.

Второй роман — «Шелкопряд». Тут как бы всё на том же уровне, но вот сама детективная завязка... Вот как из кинотриллеров типа «Se7en» или первого сезона «True Detective». Вроде и не ужас, но как-то бррр. И эта сцена весь роман перед глазами. Ну, вы понимаете... А в остальном всё так же интересно и добротно.

Рекомендую, наверное, любителям жанра и любителям мамы Ро. А сам жду перевода третьего романа, да.
dmitrik: (Нафаня)
Традиционно предупреждаю, что дальше будут спойлеры. Поэтому если вы книгу не читали, но собираетесь, то и пост дальше не читайте.

После поттерианы от мамы Ро ожидаешь чего-нибудь столь же крутого. Головой понимаешь, что такое с писателем, возможно, случается один раз в жизни, но надеешься на лучшее. И вот этот завышенный уровень ожиданий — он мешает. Роман может быть хорошим, но если ты ждешь чего-нибудь крышесносного, то просто хорошего тебе уже мало и в результате ты разочаровываешься. К роману это всё мало относится, конечно, но ты недоволен. Не то, чтобы это ровно мой случай, но хотелось, чего уж там, хотелось еще одного крышесноса. Но, увы.

Создать произведение той же силы Роулинг не удалось. Но это не делает «Случайную вакансию» слабым произведением. Просто не вставляет.

Сам роман, в отличие от поттерианы, совсем не детский никаким местом. Помните шутку: «Отличный детский фильм — никакого секса, одно сплошное насилие»? Так вот, здесь и насилие, и секс. Показаны нравы обычного провинциального английского городка, всё очень жестко, подло, лживо, лицемерно. Ничего исключительно английского в этом, конечно, нет, но я сильно подозреваю, что там полно чисто английской специфики, которую нельзя понять, не пожив там. Но тут уж ничего не поделаешь.

Ощущения после прочтения для меня удивительные. Их нет. Ложь и лицемерие ложью и лицемерием, а не цепляют. Кулаки не сжимаются, задыхаться не начинаешь. Концовка страшная, а катарсиса не происходит. Я не знаю, это так задумано и это тоже часть показываемой английской культуры, или просто не удалось. Вот просто не знаю, хотя знаю, что писать Роулинг умеет: в поттериане-то цепляло еще как на протяжении семи книг.

Надо ли читать? Я в растерянности. С одной стороны, меня не зацепило, а с другой, не жалею, что прочел. В общем, смотрите сами.
dmitrik: (Нафаня)
Традиционно предупреждаю, что дальше будут спойлеры. Поэтому если вы не читали/смотрели, но собираетесь, то дальше не читайте.

Писать об этом фильме весьма сложно. Поскольку произведение получилось удивительное. Удивительное там всё: и сценарий, и актерская игра, и постановка. Спецэффекты разве что вполне ожидаемые и на уровне. В остальном же — сплошное удивление.

Когда я описывал свои впечатления от предыдущего фильма «Гарри Поттер и Принц-полукровка», я писал, что, на мой субъективный взгляд, все фильмы Поттерианы — это просто экранизация для тех, кто читал книги. С того момента, как режиссерское кресло занял Давид Йетс, экранизации эти стали всё больше отходить от книги, но в общем и целом оригинального текста придерживались. Так вот, к седьмому фильму это больше не относится. «Гарри Поттер и Дары Смерти» — это уже просто никакая не экранизация книги, а весьма вольные вариации на тему. Как принято говорить в таких ситуациях, это фильм по мотивам литературного произведения. Не более того.

Если смотреть на этот фильм как на экранизацию, то там плохо всё. Вот просто всё. Это не те персонажи, не те характеры, не те эмоции, не та фабула, не тот сюжет, не тот expression. Вот честно, я весь фильм недоуменно всплескивал руками. Недоумение там вызывала каждая сцена. А когда Гарри вошел в Тайную комнату за диадемой Ровенны Ровенкло и тупо уставился на открывшиеся перед ним развалы старья, морща лоб и пытаясь понять где же она, эта чёртова диадема, то я не выдержал и спросил почему бы режиссеру перед съемками не прочитать уже, в конце концов, книгу. Потому что это же просто смешно.

Кто меня читает, тот знает, что я, если по-честному, любитель входить в положение. И тут у Йетса таки есть оправдание — хронометраж. Книга огромная, деталей уйма, каждая сцена важна, а времнени на всё про всё — два раза по несчастные 160 минут (ограничение технологии IMAX). Но! Придумывать свой бред и показывать его на экране у него время нашлось, а на главную сцену книги — разговор Гарри и Дамблдора на вокзале Кинг-Кросс — не нашлось. Финальная дуэль Гарри и Волдеморта — это вообще какой-то невероятный трэш. То, как они объяснили свой же ляп с Бузинной палочкой из 6-го фильма — это вообще песТня. Они его никак не объяснили! Следите за руками, сейчас Гарри вам скажет нечто. Это нечто ничего не объяснит, но вы верьте! Тьфу. Т.е. на самое главное ни времени, ни ума, ни такта, ни понимания — не нашлось. То, во что Йетс превратил эти сцены — это просто epic fail. Тотальный и всепоглощающий.

Отсутствие возможности развернуться видно во всем, но в первую очередь оно сказывается на актерской игре. Ни у кого нет достатачно времени, чтобы показать себя. Достаточно экранного времени только у Дэниела Рэдклиффа (Гарри Поттер), но того заставляют играть не понятно что. Из остальных понравились только Руперт Гринт (Рон Уизли), который даже за 3 секунды экранного времени (а больше ему за раз и не давали) умудрялся придавать сцене эмоциональную глубину, и прекрасная Мэгги Смит (профессор МакГонагол), за которую можно на многое закрыть глаза, но которой на экране исчезающе мало. Не дали развернуться даже гениальной Хелене Бонем Картер (Беллатрикс Лестрендж). А сейчас я скажу совсем страшное. Мне очень не понравилось как Алан Рикман играет Снейпа. Я опять же полагаю, что это не его вина, а режиссера, но это просто не Снейп. Он совершенно другой в книге. В фильме, даже умирая, он и близко не так эмоционален, как должен быть по книге. Вот этот экранный Снейп мне просто не знаком.

Я перечитывал вторую половину седьмого тома раз пять, если не больше. И точно могу сказать, что увиденный мной вчера фильм — не о том. Вот и получается, что хоть и не ждешь ничего от экранизации, а всё равно растроенный выходишь. Потому как это не экранизация, а вообще не пойми что.

Но это всё если смотреть на этот фильм как на экранизацию. Однако, как мы уже выяснили, это больше никакая не экранизация. Так вот, если смотреть на вот это, как на нечто, снятое по мотивам, то, как верно заметили [livejournal.com profile] spinzar и [livejournal.com profile] a_l_e_x_morozov, получилась отличная комедия. Очень смешной бред у Йетса вышел. Можно даже, наверное, получить удовольствие от его просмотра.

В общем, это очень удивительный фильм. Очень.
dmitrik: (Нафаня)
(мрачно глядя на местное фотокоммьюнити в своей френдленте) Я ни разу не фотограф, не искусствовед, и вообще в прекрасном разбираюсь как и полагается плебею, т.е. чуть меньше, чем никак. Но мнение, ясное дело, имею.

Вот есть красивый город, куча прекрасных мест, где всё дышит историей, или интересных моментов и людей, где всё наполнено жизнью. Но нет, это слишком банально. Это же все снимают. Правда, мало у кого хорошо получается, но это же учиться надо. Главное, что настоящий фотохудожник должен быть не как все. Поэтому он сначала находит либо какую-нибудь до нельзя грязную и убогую подворотню, в которую зайти противно, либо разваливающийся от старости дом, который уже даже не жалко — лучше уж снести, чем эти страдания наблюдать, и снимает, снимает, снимает. Да, и чтобы обязательно сепия! Всё должно быть черно-бело-серым.

Получается то, что и должно получиться, когда за душой творца нет содержания: мертвые серые кадры с бессмысленной претензией на многозначительность.

Тем же любят выделяться ню-фотографы: берут обнаженную модель и снимают в полных строительной пыли и мусора руинах. Руины, заметьте, не чистые двухтысячелетние римские, а местные, современные и страшные. Это по замыслу аффтара должно выглядеть эротично, а модель — желанна. На самом деле желание по отношению к модели возникает только одно: немедленно ее отряхнуть, одеть и пожалеть. Эротика, [censored].

Я знаю, что я злой. Но искусство по-прежнему в большом долгу. В о-о-очень большом.
dmitrik: (Нафаня)
Я не настоящий чаеман. Потому что не могу пить неподслащенный чай. Для любого чаемана — это натуральное преступление перед священным напитком. Но нам, провинциальным плебеям, это, сами понимаете, фиолетово. А что же нам не фиолетово? Ясное дело, собственный комфорт. Ну, т.е., если я уж кладу сахар в чай, то хочется, чтобы делать это было удобно. И вот тут хочется уже, в конце концов, поненавидеть непонимающих эту простую плебейскую истину.

Вот меня давно интересует, что было в голове у человека, придумавшего вот такую, [censored], вещь:



А? Ну, вот что? А так же что находится в голове у хозяев кафе, которые эту вещь покупают и не стесняются ставить на стол в своих заведениях? И ведь приличные же на первый взгляд заведения... Но они сами хоть раз пытались ею воспользоваться? Я имею в виду, по назначению — сахар в чай насыпать?

Я вот хоть и плебей, но с гонором. И в такие заведения без крайней нужды стараюсь больше не ходить. Из принципа. Ибо нефиг.

P.S. Пятиминутка ненависти — штука полезная. Терапевтически. Мне вот полегчало, да.
dmitrik: (Нафаня)
Традиционно предупреждаю, что дальше будут спойлеры. Поэтому если вы не читали/смотрели, но собираетесь, то дальше не читайте.

Признаюсь сразу: я не фанат экранизаций Поттерианы. Ну вот совсем. Это достаточно странно, если учесть, что книги мне понравились исключительно. Мне кажется, что причины этого заключаются в том, что в отличие от подавляющего большинства поклонников мира Гарри Поттера, я сначала смотрел фильмы (первые пять), а только потом читал книги. Вчерашний просмотр шестого фильма и по совместительству первого, который я смотрел после того, как прочитал соответствующий том, а не до, можно считать следственным экспериментом, подтверждающим эту простую версию.

Должен сказать, что просмотр первых пяти фильмов совершенно не способствовал возникновению во мне желания прочесть книги. Даже, прямо скажем, наоборот. Читать их я начал потому, что — как в известном анекдоте — проще было отдаться, чем объяснить что не хочу. Об этом я нисколько не пожалел, но что же фильмы?

Когда я смотрел фильмы, у меня постоянно было ощущение, что я что-то пропустил. Какой-нибудь нулевой фильм, что ли. Я не понимал мотивацию героев. Мне не казались логичными переходы сюжета. Мне казалось, что мне недоговаривают что-то очень важное. Временами мне просто хотелось спросить кто все эти люди. Мне даже закрадывалось в голову слово «поверхностность». Поскольку я не знал, это просто фильмы такие или и книги тоже, то проецировать фильмы на книги себе не позволял, но сомнения оставались.

А потом я сел читать и выяснилось, что нет, книги не такие. О, нет, совсем, совсем не такие. Во-первых, книги никак не поверхностны, а наоборот, весьма и весьма глубоки. А во-вторых, книги наполнены огромным количеством деталей. Все эти детали, все эти вроде бы проходные мизансцены раскидываются по тексту то тут, то там, для того, чтобы в конце, как мозаика, очень красиво сложиться в цельную картинку.

И вот тут возникает резонный вопрос: как, вот как это экранизировать? Если снимать всё или почти всё, то каждая книга потянет на серий на 5-7, если не на все 10 (пятый том — уж точно). Понятно, что сценаристам приходилось выбрасывать всё, что можно и нельзя, чтобы хоть как-то уложиться в 2,5 часа. И в результате получилась та самая недоговоренность, то самое постоянное чувство, что я, не читавший книг зритель, что-то пропустил. При этом читавшие прекрасно знают всё, что пропущено, они всё пропущенное замечательно додумывают и дорисовывают, и мысль о том, что в фильмах так много непонятно, им в голову не приходит. Именно это и проделывало мое сознание за меня вчера при просмотре шестого фильма. Первый раз у меня не было ощущения, что я опять что-то пропустил.

Пока я читал, я специально после окончания очередного тома тут же пересматривал соответствующий фильм. И вот ничего не могу с этим поделать, но у меня сложилось стойкое ощущение: все фильмы Поттерианы — это просто экранизация для тех, кто читал. А раз так, то претензии по сюжетной адаптации книги для фильмов выказывать бессмысленно. Какая разница, если я всё равно теперь знаю что и как? А значит, как и положено нам, провинциальным плебеям, интересует меня в фильмах не сюжет и его соответствие книгам, а общий эмоциональный expression, игра актеров и визуальная составляющая. И вот в этом смысле по совокупности шестой фильм меня больше порадовал, чем огорчил.

С визуальной точки зрения от прихода Давида Йетса (или как там его фамилия правильно произносится) экранизация Поттерианы только выиграла. Ибо в этой составляющей, на мой глубоко субъективный взгляд, он сильнее всех предыдущих режиссеров вместе взятых. Да, он уступает Куарону в умении создать полностью цельное произведение и добиться пробирающего expression'а (где как не концовке шестого фильма его можно и нужно было добиться?), но в визуальной части он молодец. И сцена в министерстве в пятом фильме, и сцены с мостом «Миллениум», с огнем в пещере и с квидичным матчем в шестом — просто высший пилотаж.

Должного expression'а же Йетсу создать не удалось. Я не знаю почему: то ли это действительно не его, то ли необходимость уложится в ограниченное время фильма и, как следствие, комканье важных сцен сказалось, то ли дело в том, что Йетс не очень хорошо понимает своих героев (я полностью согласен с [livejournal.com profile] lazzo_fiaba, что Гарри по своей воле стоять и смотреть на то, что происходит с Дамблдором, ничего при этом не делая, не может просто по определению). Но факт на лицо — ожидаемого после чтения книги expression'а у него не получилось.

Актеры же порадовали практически все. Оказалось, что Дэниел Рэдклифф (Гарри, сами понимаете, Поттер) умеет играть, и очень даже хорошо. Он умудрился даже переиграть Руперта Гринта (Рон Уизли), впервые за все время, хотя последний смотрится прекрасно. И остальные тоже молодцы — и Эмма Уотсон (Гермиона Грейнджер), и Том Фелтон (Драко Малфой), и Майкл Гэмбон (Альбус Дамблдор), и Хиро Файнс-Тиффин с Фрэнком Диллэйном (Том Риддл в 11 лет и в старших классах). Особое спасибо сценаристам за то, что вопреки книге дали возможность побольше побыть на экране Хелене Бонем Картер (Беллатрикс Лестрендж). Она же просто пленку собой прожигает. Море удовольствия на нее смотреть. Не очень понравились мне только двое, и вина в этом не их, а режиссера и/или сценаристов. Они прекрасно играют, но... Первый — это Джим Броадбент (Гораций Слагхорн). Просто Гораций — это не его роль. Не такой он в книге, совсем не такой. А второй (и сейчас мне очень сильно достанется от фанатов, а вернее — фанаток) — это Алан Рикман (Северус Снейп). Плохо сыграть у Рикмана, по-моему, не получиться даже если он сильно захочет. Он тогда просто блестяще сыграет человека, который плохо играет. Но вот его Снейп... Нет, он великолепно играет то, что он играет, но он играет не то. На мой взгляд, книжный Снейп совсем другой. Гораздо более резкий, гораздо более эмоциональный, гораздо более презрительный ко всему вообще и к Гарри в частности, и — главное — с совсем другими глазами. Хотя в финальной сцене в Астрономической башне он изумителен, это да.

Но в общем послевкусие у меня осталось положительное. По совокупности экранизация шестой части Поттерианы удалась. Что ж, теперь с нетерпением будем ждать седьмую часть. Тем более она будет в двух сериях, а таких фильмов много не бывает.

P.S. И всё же одна вещь относительно адаптации сюжета. [livejournal.com profile] tierelantijntje обратил внимание на один момент, который, вероятно, следует признать ошибкой сценаристов. Интересно, как они теперь будут выкручиваться в конце седьмой части?
dmitrik: (Нафаня)
Рассказывая об одесских мифах (раз, два, три), я забыл рассказать про еще одну нашу одесскую гордость — про Одесский оперный театр.

В советское время, во времена моего детства, нам уверенно и с энтузиазмом рассказывали, что Одесский оперный театр — сооружение уникальное. Ну, вернее, уникальное на одну треть: мол, таких театров всего три в мире — в Вене (Венская государственная опера), в Будапеште (Венгерская государственная опера) и у нас. Мол, мы в тройке.

Сами понимаете, проверить это утверждение в середине 80-х не представлялось возможным, и мы свято верили в подобную уникальность. Да и вообще, любой одессит сказал бы, что, мол, ах, можно подумать, что Одесса только в этом уникальна. Ну, вы уже в курсе.

А затем советская власть закончилась. Настали смутные времена, а они обычно не предусматривают денег на культуру. Театр медленно, но верно ветшал. Смотреть на него как внутри, так и снаружи без боли было сложно. А потом показал свое лицо звериный капитализьм. Прямо за театром, практический впритык к нему, стоял старенький дом. Предприимчивые люди договорились с кем надо, дом снесли и на его месте стали строить новый, красивый и дорогой. Проблема в том, что когда старый уже снесли выяснилось, что он там не просто стоял, а выполнял роль опоры для стоящего на холме огромного театра. Опору убрали и театр начал сползать. Внутри по стенам поползли трещины. И вот тогда все как бы бросились на спасение театра.

В результате последние лет десять превратились в борьбу за Одесский оперный театр. В прессе постоянно кто-то говорил про очередное выделение денег на его реконструкцию. Внешне ничего не менялось. Сколько денег было списано под это дело сейчас уже никто не скажет, но и театру в конце концов тоже перепало. Его объявили национальным театром и таки да отреставрировали как снаружи, так и внутри. Более того, дали денег труппе на костюмы и всё такое. Так что сейчас, слава Богу, театр похож на театр. И вот сейчас, когда он отреставрирован, а не является грудой грязно-серого камня, и на него можно посмотреть и оценить, в голове появились вопросы.

Театр у нас, конечно, красивый, но голову терять не надо. Откуда возникло вот это «мы в тройке»? Почему тройка именно такова? Всё понимаю, но вот как быть, скажем, с Парижской оперой или с оперой Ла Скала? Фасад первой я видел в живую, и, если быть честным, то он оформлен несравненно богаче нашего Оперного. Но зато мы в тройке. Опять мифом запахло, чувствуете, да?

Но это всё архитектура, а есть же еще и труппа. С, сами понимаете, репертуаром. Ясное дело, что мы, провинциальные плебеи, поклонниками оперы не являемся и, как следствие, не очень в ней разбираемся. Но поскольку любопытно же, что там патриции обсуждают, то грешно было отказаться от неожиданного предложения присоединится к походу в отреставрированный Оперный театр. На местные красоты попялиться, себя на их фоне показать, ну и уж заодно оперу послушать, раз уж пришел.

Давали «Бал-маскарад» Верди. Ну, я не фанат Верди — примерно в той же степени, что и не фанат оперы. Но это-то ладно. Я не понимаю другого: почему если по либретто главным героям должно быть по 30 лет, то их обязательно будут играть старые пердуны убеленные сединами старцы с пивным животом и старые же кошёлки дамы уже даже не второй свежести, а? Это закон жанра такой? Высокие материи, всё такое, да? Мне, плебею, привыкшему к каменистой прозе жизни, это непонятно. Как вот эта конкретная Амелия могла влюбиться вот в этого конкретного Ричарда (и наоборот, собственно) мне решительно не понятно. «Не верю!», как говорил самизнаетекто. Поют они соответственно. Единственное светлое пятно во всем этом представлении — Ульрика. И пела хорошо, и какую-то струну внутри сумела задеть. Но у нее же партия крошечная, так что пятно получилось маленьким и погоду неделающим. Когда на сцену для полубалетной подтанцовки вышла молодежь, было ощущение, что в зал аж свежего воздуха пустили. Нет, ну я все понимаю, роли дают не тем, кто подходит на роль, а заслуженным артистам. В этом смысле было забавно наблюдать как артисты смотрели друг на друга. Сколько любви было в их взглядах! В общем, натуральный террариум заслуженных пенсионеров. :)

Самое забавное, что я не скучал, несмотря на три часа этой натуральной «пытки апельсинами». Мне было откровенно интересно, как они из этого всего будут выкручиваться. Вяло, должен вам сказать, очень вяло.

Так что искусство всё еще в большом долгу. Но народу было много, и в конце бурно аплодировали, так что это только я через свое плебейство остался в недоумении. Ну, мне можно. Я и не претендую.

Ну и красивая иллюстрация, несмотря ни на что. )

dmitrik: (Нафаня)
К чему тянет провинциального плебея? Правильно — к культуре столичных патрициев. Толку, конечно, никакого (с такой-то рожей, да в калашный ряд), но тянет всё равно. В том числе к авторской песне. "Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались", костры, палатки, всё такое. Окуджава, Визбор, Никитины, Долина, Берковский, Иваси, Митяев. Или Ким с Щербаковым — для интеллектуалов. Ну, и вот как-то несколько лет назад наткнулся я на сайт с бардовской песней. Ну, вы знаете какой репертуар обычно бывает на подобных сайтах: в первую очередь это перечисленные выше зубры авторской песни. А этот сайт, помнится, как раз отличался тем, что зубров там было мало, а вместо них было много разных, но неизвестных мне, тёмному как три подвала, исполнителей. И вот листаю я страницы и взгляд цепляется за песню с названием "Иерусалим". Сами понимаете, мимо такого пройти было сложно, посему я её скачал и послушал. Так я открыл для себя замечательный и талантливый дуэт — Нина и Вера Вотинцевы. И если вы вдруг по какой-то досадной случайности до сих пор не слышали их песен, то самое время это упущение исправить.

Итак, слушайте и не говорите, что не слышали: "Иерусалим", "Песня паяца", "Встану да подумаю", "Выберу нечет", "Чёрная полоса", "Мотыльки". Это просто навскидку из моего любимого. Всё это и много другого вкусного можно найти здесь. Не пожалеете. :)

P.S. Нина считает, что в авторской песне она — автор одной песни, и это как раз "Иерусалим". Я полагаю, что она неоправданно скромничает, но то, что "Иерусалим" — это шедевр и им можно и нужно гордиться, — это совершенно однозначно. :) Я даже и вспомнить не могу, сколько раз подряд по кругу я её тогда крутил. Нин, это такое моё неуклюжее признание в любви к этой и другим твоим песням. :) Спасибо тебе. :)
dmitrik: (Нафаня)
Это всё, знаете ли, из области ностальгии. Дух шестидесятников, Евтушенко, Вознесенский, Ахмадулина, Окуджава. "И комиссары в пыльных шлемах склонятся молча надо мной". Я никогда не был страстным поклонником поэзии Ахмадулиной, да и её манера переподнесения себя вызывала у меня... мнэ-э-э... ну, скажем, улыбку, но за поэтический образ "...На том конце замедленного жеста" из хорошего, но по понятным причинам заезженного до неприличия стихотворения, относился я к ней с почтением.

А тут, значит, приезжает она с Борисом Мессерером и дает поэтический вечер. Как потом выяснилось, в честь своего 70-тилетия. В принципе, уже одно это могло бы меня насторожить. Но плебейское желание прикинуться патрицием заглушило подозрения, и я, зная, что, дабы не опозориться, на такие мероприятия всегда надо ходить с патрициями, подбил ни в чем неповинных [livejournal.com profile] spinzar и [livejournal.com profile] kvkv составить мне компанию.

Что вам сказать... Это было плохо. Очень плохо. Началось всё с того, что сначала вышел Мессерер и коротенько, минут пятнадцать рассказывал как хороши, как свежи были розы о том, как он и Белла любят Одессу и себя в ней, о богатых творческих связях Беллы с Одессой, о том, где в Одессе Белла выступала, о том как замечательно Беллу встречает Одесса... Отчество Беллы не было упомянуто ни разу. Напоминаю: мадам 70 лет. Заодно были упомянуты альбомы, которые он, Борис Мессерер, издавал в Москве... бла-бла-бла... Ну, думал я, богема. Так надо. Не мне, плебею, выносить суждения.

Потом все-таки он собрал волю в кулак и закончил. И вышла Белла. И стала читать стихи. Ну ладно подбор репертуара (из всего, что она читала, мне понравилось только одно стихотворение, и то это был её перевод с французского одного из черновиков романтических стихов Пушкина), но ведь мадам не раз забывала текст, мадам задыхалась от свойственного ей пафоса, не забывая при этом болезненно рефлексировать в паузах на предмет демонстрации собственной чуственности. В одном надо отдать ей должное: она читала более полутора часов. Несмотря на возраст и забывание текста.

В общем, зрелище было удручающим. Разумеется, всё это не только можно, но и нужно списать на непонимание моей плебейской натурой столь высоких материй, тем более, что публике понравилось и она даже пыталась вызвать мадам на бис. Но у меня недоумение осталось. Да.
dmitrik: (Нафаня)
Что интересно провинциальному плебею? Разумеется жизнь богатой столицы. Посему с особым исследовательским интересом я прочитал роман "Casual" Оксаны Робски. Модный автор, модный роман, жизнь "новых" русских, все дела. Правда, моде этой уже три года, но до меня всегда всё доходит с опозданием, так что ничего удивительного. Провинция-с. :)

Ну, что вам сказать? С точки зрения литературы, художественной формы, фабулы, сюжета, этот не побоюсь этого слова роман, конечно, за пределами добра и зла. Аффтар — кто угодно, но только не писатель. Текст тяжелый и рубленный, читается это всё скучновато, а сюжет патологически предсказуем. Обсуждать тут особо нечего. От бывшей хозяйки женского охранного агентства и нынешней владелицы гла-а-амурной ма-а-асковской галереи другого ожидать было сложно. Тут, я полагаю, мне будет не просто добавить что-либо к многочисленной критике, коей полон интернет. Злиться по этому поводу и выказывать свое вящее неудовольствие как-то даже неприлично. :)

Но вот что было очень интересно — так это совершенно незнакомый мне социально-психологический мир "новых" русских. Поскольку аффтар знает о нем не понаслышке, то можно сказать, что это всё хоть и очень схематично, но из первых рук и в достаточной степени достоверно. Манеры, отношения, проблемы и способы их решения. Можно, конечно, по-интеллигентски отмахнуться, бросив в пространство категорично-осуждающее "Гламур...", и ощущать при этом небывалый всплеск чувства собственного превосходства, но это во-первых, выскомерие и непоследовательность, а во-вторых, оценочный подход. Выскомерие и непоследовательность — потому что возникает вопрос о том, почему же ты, если такой весь из себя просвященный и одухотворенный, не перекратил читать этот pulp fiction после 20-ти страниц и, дабы загладить собственную вину, не бросился перечитывать Стендаля? :) А что касается оценочности, то, как известно, она не приближает нас к пониманию людей, а наоборот отдаляет. Так что это тоже не наш метод.

Посему знакомиться с описываемым в романе социально-психологическим миром было весьма интересно, а читать сам роман — категорически нет. Такой вот дуализм. Но по совокупности сожаления о зря потрянном времени не осталось. Ничего не поделаешь: интересно же как там в столицах-то... ;)

P.S. Оказалось, что у аффтара есть еще творения. Скажите мне, други, там всё то же самое и можно ограничиться "Casual" или все-таки есть что-то новое, ради чего любопытному и жадущему открытий провинциалу имеет смысл прикоснуться к этим сокровищницам современной гламурной культуры?
dmitrik: (Нафаня)
Любая книга, аппелирующая в первую очередь не к сознанию, а к чувственно-эмоциональной сфере, становится очень сложным объектом для обсуждений. А если она при этом еще и гениальна сама по себе, то договориться удается крайне редко, ибо сила эмоционального переживания такова, что игнорировать его в рассуждениях рациональная сфера просто не может. А поскольку у людей при чтении возникают разные чувственно-эмоциональные представления о героях, сюжете, выводах, то обсуждение таких произведений обычно принимает форму holy war.

А уж если речь заходит об оценках экранизации подобных книг, то это вообще спасайся кто может. Во-первых, кастинг. Вроде бы расхождение в чувственно-эмоциональных представлениях — вещь очевидная и естественная, но поскольку представления эти сильнее рационального начала, то осознавать, что другой человек вообще и режиссер в частности может иметь совсем другие представления и при этом быть не менее правым, человек решительно отказывается. А поскольку кино — это другой жанр со своими, несколько отличными от литературы, законами, то найти формальные поводы, к которым можно придраться — это раз плюнуть. И начинается: "Ну, что это за Воланд, а? Это же кошмар! А Маргарита? Разве это Маргарита? А Бегемот? Ужас-ужас!" И т.д., и т.п. Субъективные пред-став-ле-ни-я, да.

Ну, и во-вторых, конечно, текст. Любимые книги зачитываются до дыр. Обычное дело. После чего, как правило, человек может цитировать их с любого места. А тут опять же другой жанр. Все реплики озвучить нельзя и появляются лакуны. Плюс режиссер имеет свои взгляды и то тут, то там подправляет оригнал так, как ему кажется нужным и важным. Всё, тут уж приговор один — анафема. "Розы у Маргариты должны быть желтые, а у него что? Как он мог?!? Негодяй!"

В общем, беседа не складывается. Примеров море. Дабы сразу расставить все точки над i, скажу, что всё нижеизложенное является глубоко субъективным мнением провинциального плебея (т.е. меня), уж никак не претендующим на истину в последней инстанции. И чтоб без holy war. :)

Я не буду обсуждать кастинг. На мой взгляд, есть как провалы, так и отличные находки и у Бортко, и у Кары. Скажем, лучшего Фагота чем Абдулов просто быть не может, несмотря на то, что Филипенко сыграл его тоже прекрасно. В то же время Стеклов лучший Азазелло, нежели всё тот же Филипенко, хотя и в этой роли он тоже хорош. В общем, делиться собственными представлениями можно долго, так что Бог с ним, с кастингом. Дело вкуса.

Лучше об общем впечатлении. Кара, безусловно, стал заложником формата. Четыре часа на экранизацию МиМ — это совсем мало. Это даже на "галопом по Европам" не хватит. И таки не хватило. Выкинуто всё, что только можно. Диалоги, которые помнишь наизусть, обрываются не успев начаться, а персонажи получаются картонными, и тут уж никакой самый наипрекраснейший кастинг не поможет. На мой взгляд, вариант Кары получился совершенно поверхностным, что для МиМ просто неприемлимо. Ну, несерьезно даже как-то об этом говорить. Соответственно, рассказывать о какой-то особой атмосфере и т.п. просто неуместно. А что сподвигло его на создание откровенно карикатурной Маргариты для меня остается загадкой до сих пор. Ну, и отдельного упоминания заслуживают Ленин, Дзержинский и Сталин на балу у Воланда. Да-да, именно так, ни больше, ни меньше.

Впечатление же от версии Бортко у меня были двоякие. С одной стороны, есть отлично сделанные вещи. Удивил Басилашвили, сыграв совсем не моего, но очень интересного, жесткого Воланда. Очень хорошо получилась музыка у Корнелюка. И Абдулов, Абдулов! :) Двадцать лет бы только ему скинуть и было бы просто идеальное попадание в образ. С другой стороны, несмотря на 10 часов экранного времени, Бортко тоже пришлось много выкинуть. Но это-то ладно. Хуже то, что он додумывает реплики, причем в ключевых сценах. Помню как резануло окончание рассуждений Воланда о москвичах в варьете. Он мало того, что изменил оригинальный текст, он еще и другой смысл добавил. Не понравилась трактовка Маргариты. Бортко ей явно симпатизирует, она у него получилась "светлее", чем в книге. Не очень понятно после этого, почему Мастеру пожаловали только покой, а не Свет. С такой Маргаритой могли бы и... Потом спецэффекты. Из-за их убогости не удалось показать Бегемота. Вся сцена обеда после бала держиться в книге на нем. Здесь сцены с его участивем в образе кота просто пришлось сократить или полностью выкинуть, ибо как показать всю эту фантастическую феерию шутовства при помощи жуткой ватной куклы? В общем, претензий у меня было много. Но вот знаете что? Посмотрев, и сформулировав для себя все эти претензии, я заметил, что сериалу Бортко удалось создать во мне послевкусие. Очень такое МиМовское послевкусие. А вместе с ним и желание пересмотреть. В отличие от произведения Кары. Вот так вот.

А рукописи-то, конечно, не горят, да. Интересно вот, как будет с пленкой?.. ;)
dmitrik: (Нафаня)
Есть три вида искусства: искусство социального заказа, искусство самовыражения и свидетельское искусство. От заказа-попсы Тарковский далек настолько, насколько это вообще возможно. Перейти в разряд свидельского искусства ему если где-то и удалось, то в "Андрее Рублеве". "Зеркало" же, равно как и "Сталкер" с "Солярисом", — типичное искусство самовыражения.

Ну, и замечательно. Художник творит не от разума, он творит от сущности, от души. Когда его переполняют переживания, когда его чувственно-эмоциональная сфера кипит от накала страстей, когда у нее появляется глубина, тогда у художника появляется содержание. Раньше, в старорусском, душу называли "вместилище". И он выплескивает это вместилище, это содержание, заполняя им некую форму художественного произведения. Причем само это содержимое никак в общем случае не связано с формой. Скажем, ни Френсис Форд Кополла, ни Марлон Брандо, ни Аль Пачино, ни Роберт Де Ниро не имеют никакого отношения к мафии и людей вообще и собственных братьев в частности не убивали. Но выразив себя, своё содержание, свою душу через фильм, режессуру, роли, они создали шедевр. Как и Тарковский в "Андрее Рублеве". При этом, поскольку источник творчества находится внутри художника (в отличие от свидетельского искусства), то выражает он именно себя и говорит при этом то, что хочет сказать именно он.

И что же в "Зеркале"? А он просто решил не отягощаться формой. Вообще. И оставил только свое содержание в чистом, дистиллированном виде. И при просмотре возникает один вопрос: какого черта мне это показывают? Какого черта он мне рассказывает о своих проблемах в отношениях с матерью? Какого черта он мне рассказывает о вынесении своих проекций этих отношений на отношения со своей же женой? Какого черта я должен быть зрителем этой болезненной рефлексии, пусть даже в искренности которой я готов не сомневаться?

Да-да, я знаю, что не надо путать автора и его лирического героя. Но не могу, тем мне менее, не петь о том, что вижу.

Про "Сталкера" и в особенности про "Солярис" я тоже много недовольного могу сказать, но там хоть не столько рефлексия как таковая, сколько филосовствование, и при этом имеет место попытка изобразить художественную форму, да к тому же в рамках жанра. Поэтому воздержусь. Но "Зеркало" переполнило чашу моего плебейского терпения. Пойду-ка я лучше пересмотрю "Андрея Рублева". Там ему удалось выразить себя и своё без сомнения глубокое содержание через прекрасно и тонко созданную форму. И создать свой шедевр.
dmitrik: (Нафаня)
Я только сегодня посмотрел этот фильм.

Вау! или О бесполезности сравнений )

September 2017

S M T W T F S
      12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 11:48 am
Powered by Dreamwidth Studios